Warning: Use of undefined constant center - assumed 'center' (this will throw an Error in a future version of PHP) in /home/slavtorg/ruspravda.org/www/wp-content/themes/zeestyle/functions.php on line 62
Админ | Русская Правда

Archive for Админ

Краткая биография

Шерстнёв для сайтаШерстнёв Михаил Пантелеевич (24 октября 1948, Алексин Тульской обл. – 2 марта 2010, Москва) – выдающийся русский учёный, писатель, философ, доктор медицинских наук, заслуженный изобретатель СССР. Отец 6 детей от одной жены. Автор знаменитой трилогии о психологическом управлении людьми («Психологическое управление людьми», «Тайные механизмы управления людьми», «Кто правит нами: психология управленцев»), раскрывающей методы геноцида русского народа, запрещённой властями и внесённой в т.н. «Федеральный список экстремистских материалов».

psihuprtmul3-34aktopravitmedicina

Автобиография

Авилов фотоЯ, Авилов Леонтий Филиппович, родился в 1929 году в Егорлыкском районе Ростовской области. Начну с того, что в детстве меня, в наибольшей мере привлекала возня около имевшейся дома наковальни, на которой я часами, орудуя молотком и зубилом, что-то мастерил и очень огорчался, если мама скептически оценивала мои изделия, но ей просто надоедали постоянные стуки. Любил также читать, и успевал прочитывать те, что приносила старшая на 3 года сестра из библиотеки, а когда пошёл в школу, то и сам подбирал, предпочитая военные и путешествия.

В 12-летнем возрасте заменил на работе ушедшего на фронт отца. Сначала был пастушком – верхом на лошади, вне зависимости от погоды, пас колхозное стадо. Сплошная романтика, но душевная пустота. Постепенно задачи усложнялись, однако до сих пор помню работу на «лобогрейке». Этот механизм использовался при уборке колосовых подобно комбайну, но с мускульным двигателем. «Лобогрейкой» её назвали взрослые мужики, для пацана же 13-14 лет это уже была «соковыжималка» всех физических и психических сил. Но что было делать – шла война.

После 4-месячной оккупации собирал в полях снаряды, мины, приносил домой и обезвреживал их теми же – молотком и зубилом. Некоторые ребята погибли или были покалечены на этом поприще, меня же, какая-то неведомая сила сохранила, очевидно, для дальнейших «подвигов».

После войны друзья сманили меня в моряки, где они уже трудились. Через месяц ученичества мне присвоили титул матроса 2-го класса и отправили «служить» на баржу – водное судно, подобно прицепу в автотранспорте. Обслуга — капитан (шкипер) и три юных моряка. Буксир тащил баржу в какой-то порт, там чем-то грузили, потом тащил в другое место, где выгружали. Задача матросов – стоять поочерёдно по 2 часа на вахте и готовить себе еду (в основном это перловая каша, изредка с молоком, или растительным маслом). При длительной стоянке в порту, ходили к приходу пассажирских лайнеров, где подрабатывали, таская бабулям корзины на рынок.

Через год направили в мореходную школу на повышение квалификации – то есть, ещё через 2 года присвоили бы 1-й класс – уже был бы рулевым (штурвальным). Но это меня совершенно не прельщало, меня тянуло к технике, просился на специальность машиниста – отказали.

Ушёл в техникум, первый курс закончил почти на отлично, летом уехал в колхоз на заработки, осенью выписали 50 кг пшеницы и там же смололи. Зато в тёплое время ходил на занятия босиком, а с наступлением холодов перешёл в школу ФЗО, учиться на столяра, зато с гособеспечением.

Днём занятия, а что делать вечером и в выходные? Тоска, психическая неудовлетворённость, жажда познаний, но нет никаких возможностей. И вдруг вижу объявление, в котором ДОСААФ объявляет набор на вечерние курсы пилотов. Директор ФЗО отказался выдать справку: «Как ты будешь успевать там и тут?» Еле уговорил. Я живо погрузился в изучение нужных предметов, а поздно вечером, приходя с занятий, рассказывал ребятам обо всём, в результате ещё один парень поступил туда на планериста, но добился через военкомат. Летом полёты, в ФЗО неделями пропускал занятия, в конце концов, на меня махнули рукой, тем более, что тоже ввязался Военкомат.

И вот первый самостоятельный полёт! Я был в том же состоянии, в каком годовалый малыш при первом самостоятельном шаге. Ведь вчерашний деревенский парень самостоятельно «рулит» в небе многотонной машиной – самолётом! В восторге вдвое растянул маршрут, чуть не сел на пшеничное поле, но «чуть» не считается и мне даже не сделали замечаний.

Осенью в ФЗО мне выдали документ на столяра 4 разряда, аэроклуб же закончил на отлично, получил удостоверение пилота и прибывший из лётного училища представитель, включил меня в числе 5 из 20 выпускников — пилотов в курсанты военного училища.

Первый год в училище – теоретический курс, что мне казалось пустым повторением пройденного в аэроклубе, поэтому подал рапорт с просьбой разрешить сдать программу первого курса экстерном, но получил отказ, и это стало вторым разочарованием на пути в небо, первым же было то, что здесь готовили бомбардировщиков, я же мечтал стать истребителем. Но туда принимали со средним образованием, по конкурсу, а у меня-то была семилетка, курс техникума не котировался.

Пока я летал на одномоторных УТ-2; ЯК-18, ощущал наслаждение: вертел с упоением бочки и петли, заваливался в штопор и выходил боевым разворотом, чувствовал самолёт как самого себя, мне даже казалось, что не я им управляю, а он сам всё делает, чутко воспринимая мои желания.

Но вот пересел на двухмоторный УТБ; а потом и современнейший, прекрасный – ИЛ-28.

«Место под Солнцем» было практически достигнуто: престижная профессия, почтение в окружении, обеспеченный рост зарплаты и звёзд на эполетах, сравнительно недолгий срок службы.

Но одновременно – как только пересел на 2-моторник, почувствовал себя заурядным извозчиком в небе. Самое трудное в профессии лётчика – поднять и посадить самолёт, остальное же – примитив. Даже шофёру в большом городе работать трудней. И тебя содержат только на случай войны, а пока её нет, ты просто квалифицированный обыватель – прожигатель жизни.

Проблему решил Н. Хрущёв, придя к выводу, что бомбардировочная авиация стране не нужна.

Правда, я вновь оказался в положении бомжа и связанных с этим трудностей искателя своего места в жизни. Пошёл в школу машинистов электровозов и одновременно поступил в заочную среднюю школу, понимая, что аттестат зрелости может всё-таки понадобиться.

Работая машинистом электровоза, видел многие изъяны в технике и занимался их усовершенствованием, то есть стал изобретателем – окунулся в творчество, где действительно ощутил себя нужным гражданином общества.

И вот однажды оказался в ситуации, когда на очень крутом уклоне отказали тормоза поезда. Только благодаря стечению ряда непредвиденных обстоятельств, я избежал рокового крушения, но при этом «заболел» идеей создания более надёжного и эффективного тормоза. В течение 15 лет у меня не было более мучительной проблемы.

За это время заочно окончил институт, несколько лет отработал начальником сектора КБ, затем перешёл в НИИ на должность руководителя группы, написал диссертацию, разработал и внедрил ряд высокоэффективных изобретений, позволивших мне в течение первых трёх лет работы занимать по итогам деятельности первое место в институте, давая по 60 рублей экономического эффекта на рубль затрат, при средней по институту и стране 3:1. Мои фотографии красовались на всех досках почёта, в том числе – на городской, хотя это и не давало чувства удовлетворения.

Сколько бы эта ситуация оставалась на том же уровне, неизвестно, у меня ещё был резерв, но преступил «дозволенное» – предал огласке (после многократных безрезультатных бесед), что мой завлаб, оседлав тормозную тематику, в течение многих лет занимается откровенным шарлатанством. Трижды по этому поводу выступала газета «Социалистическая индустрия», потом «Известия», и даже – «Правда». Опровержений не было, последовали неординарные реакции: После оголтелого шельмования, исключили из профсоюза, затем уволили: «По несоответствию должности».

Таким образом, соответствующими занимаемым должностям и моральному климату в институте, как впрочем, и в науке в целом, оказались откровенные прохиндеи. Ранее к этому выводу пришел ещё Нильс Бор: «В мире существует сообщество пострашнее бандитского: это сообщество учёных».

Но ещё до увольнения, мне приказом по институту было запрещено работать над своим вариантом тормоза, поэтому пришлось им заниматься в домашних условиях. Изготовление нужных деталей заказывал в других учреждениях за свою мизерную зарплату. Собрав опытный образец, я во время отпуска отвёз его в ЦНИИ МПС на испытания. После стендовых испытаний, подтвердивших ожидаемые результаты, была изготовлена опытная партия, но к поездным испытаниям их не допускали несколько лет. Мне отвечали: «Учёные головного института – ВНИИВ, и специалисты головного завода – Трансмаш, проанализировав… пришли к выводу… Кроме того ими создан тормоз, не имеющий аналогов в мире… Поэтому нет смысла расходовать государственные средства на заведомо негодное изделие.»

И снова, только благодаря непредвиденному обстоятельству, из ЦК КПСС поступило указание провести сравнительные испытания с рекламируемым ими тормозом. При этом оказалось, что первые опытные образцы моего тормоза (фактически – макеты) показали двукратное превосходство по эффективности над серийным «шедевром» головных учреждений. Более того, мой тормоз продемонстрировал недосягаемое «шедевру» качество – абсолютную неистощимость!

Госкомизобретений присвоил тормозу название: «Автоматический электропневматический тормоз Авилова» – третий случай за время существования железных дорог в России.

Но путь в производство был перекрыт наглухо. Не помогли неоднократные публикации в «Известиях» и «Труде». Непредвиденных же обстоятельств больше не оказалось. Аминь!

Удовлетворение же ощутил в том, что блестяще решил задачу, неподспудную головным институтам и заводам, оснащённым современной экспериментальной и производственной базой, напичканным учёными и опытными специалистами, бесплодно корпевшими больше полувека!

Но даже этот сокрушительный удар по психике, обесценивший 20-летний самоотверженный труд, отягощённый жестокой непрерывной борьбой, всё же ещё не убил во мне страсть к поиску, я лишь сменил стратегию: решился на включение в соавторы высокопоставленных прилипал.

Важным компонентом в тормозах грузовых поездов является авторежим. Выпускаемый заводом ненадёжен в работе, сложен в обслуживании, работает с большой погрешностью. В разработанном мной варианте устранялись эти недостатки и добавлялись отсутствовавшие качества.

На этот раз вписал в соавторы начальника отдела МПС, заведующего автотормозного хозяйства ВНИИЖТа (головного института), главного инженера, его зама, и главного конструктора головного завода «Трансмаш». Меня оформили на завод рядовым конструктором, где я разработал чертежи и изготовил опытный образец. Его установили на вагон и после того, как тот прошёл порядка 20 тысяч километров, комиссия положительно оценив разработку, рекомендовала продолжать работы по доведению его до серийного производства.

Однако к тому времени «соавторы», получив авторские свидетельства и проанализировав свои перспективы в этом плане, «одумались»: Завод работает ритмично, план выполняет, заботами руководители не обременены. За успешное же освоение новшества «что потребовало бы множества хлопот), они получили бы гораздо меньший гонорар, чем премии за выпуск дефектного изделия!

Ведь согласно существовавшим законам, нашедшему какую-то ценность выплачивали 20% её стоимости, а за созданное и внедрённое изобретение, на что иногда требовались десятилетия титанического труда и немалые расходы из семейного бюджета, в лучшем случае – 2% от полученной экономии, при дюжине условностей.

Подобную ситуацию описывал в своё время В. Маяковский:

Кто он, который каждому в тягость, Меж клумбами граждан травою сорной, поиски.

Бедный родственник, беглый бродяга, Лишённый прав, чумной, беспризорный?

Не пытатесь, не угадать, куда фантазией не забредайте,

Это прошагивает свои года советский изобретатель!

Вот так в СССР, 5-я колонна способствовала «ускорению» прогресса страны.

Являясь, кроме всего прочего, автором ещё трёх десятков изобретений и ряда идей, я вынужден был переквалифицироваться, но не в управдомы – в проводники грузовых поездов, откуда и ушёл на пенсию, утратив одновременно дальнейший интерес к изобретательству и научной деятельности.

Что касается практически готовой к защите диссертации, то, разобравшись в том, из каких типов состоит костяк науки, я счёл позорным для себя вливаться в их ряды и сжёг её, о чём и не жалею.

Но нет худа без добра: если бы не отрешили меня насильно от проблем материального мира, я бы никогда не достиг того, что в полной мере оправдывает дальнейшие поиски, но в иной сфере.

Будучи ещё курсантом лётного училища, ради повышения будущей квалификации, проработал книгу генерал-полковника авиации М.М. Громова «Психология для лётчиков». С тех пор эта тема стала для меня пожизненным «Хобби». С её позиций я рассматривал творческую деятельность человека, успехи в достижении искомых решений и причины неудач. Не оставлял без внимания и попытки разгадки тайн ставшего для нас Запредельным – Духовного мира.

В конечном счёте, пришёл к выводу, что научно-технический прогресс является эффективным средством в руках «тёмных сил» по вырождению человечества и низвержению жизни на Земле, поэтому с глубокой печалью осознаю свой весомый 30-летний вклад в этот гибельный процесс.

Кстати, период работы проводником, оказался для меня самым благотворным для раскрытия этих тайн. Такой поезд называется «Вертушкой», он состоит из 15-25 вагонов, приспособленных для перевозки сыпучих стройматериалов. К нему прицеплен крытый вагон, в котором находится «экипаж», состоящий из двух проводников. Они находятся там полмесяца, после которых приезжает смена на следующие полмесяца. Мы же с напарником тайком договорились, что будем ездить по одному. Таким образом ежемесячно я в течение недели находился в полном одиночестве, где, кроме выполнения служебных обязательств, и приготовления себе еды, – читал, размышлял, иногда даже пел. Зато в период выходных приезжал в Москву и просиживал по многу дней в «Ленинке».

Там штудировал литературу по психологии и фантастике, психиатрии и народных сказок, священные книги и мистику, эзотерику и криминалистику. Таким образом, за четыре года работы в этом режиме, я приблизился к заветной цели намного больше, чем за предыдущие сорок лет.

На основании усвоенного материала, в 1990 г. я закончил книгу: «Интеллект: загадки, чудеса, трагедии». Издательство «Прометей» одобрило её и подготовило оригинал-макет, но наступила эпоха Ельцина и книга осталась на долгие годы в состоянии анабиоза. Издана только в 2012 году.

По мере проникновения в глубины «Запредельности», я всё больше насыщал свой механизм мышления новым материалом и делился выводами с читателями. Так в 1999 г. издана книга: «Цивилизация психороботов», в которой многие выводы уже объяснял, хотя ещё робко, на основе эзотерических познаний. Но проникновение в Духовный мир углублялось и в 2011 издана книга «Агония цивилизации», а в 2012 году, в издательстве «Русская Правда» – «Происхождение и сущность человека».

Кстати, в это время я уже достиг такого уровня познаний Духовного мира, что в данной книге уверенно обличаю в мошенничестве не только популярного «Пророка» – Елену Ивановну Рерих, но и двух индийских, также популярных у нас «Пророков»: Бхагавана Шри Радшниша – Ошо; и Шрилы Прабхупады – Его Божественной Милости А. Ч. Бхактиведанты – Свами, издавших у нас свою ядовитую продукцию растления по дюжине различных названий и громадными тиражами.

Теперь о сущности поисков мудрецов с древнейших времён и своих достижениях. Премудрый Соломон посвятил свою жизнь поискам смысла жизни человека и в результате присоединился к выводам Будды о её бесцельности.

Продолжив его поиски в зрелом возрасте, Л.Н. Толстой писал, что до него этими поисками бесплодно занимались миллионы миллионов искателей, ему же самому удалось частично раскрыть эту тайну, то есть проникнуть сквозь «ментальную завесу» уже в пожилом возрасте.

В предлагаемой книге мной раскрыто несколько тайн, перед которыми в виде вопросительных знаков стояли, по определению Л. Толстого «миллионы миллионов» мудрецов, но так и уходили из жизни неудовлетворёнными.

Мною дополнен незавершённый Л. Толстым труд: «О смысле жизни»; кроме того раскрыты:

1. Причины и процесс возникновения жизни.

2. Происхождение человека и его сущность.

3. Душа: её значение в развитии биологической жизни и цель в Космосе.

Итак, мне уже 84, счастлив ли я, достигнув таких фантастических результатов? Ничего подобного не ощущаю, хотя вполне удовлетворён тем, что, несмотря на собственные многочисленные ошибки, заблуждения и грехи, сумел преодолеть все естественные и искусственные барьеры, нашёл всё-таки своё место в жизни и уверен, что прожил её не зря, то есть возложенную на меня миссию выполнил!

Казалось бы, что уже можно отвлечься от изнуряющих трудов и просто отдохнуть, но могу ли я, познав цели, смысл и законы Духовного мира, взирать равнодушно на извращение жизни узурпировавшими власть бездушными вырожденцами? Естественно нет, поэтому, в меру оставшихся сил – Борюсь!

Кроме того, постоянно ощущаю, что работа далека от завершения: многое в ней недораскрыто. Конкретно мне неизвестно, в каком даже разделе (плане) возможен следующий прорыв и будет ли он доступен мне, однако это не даёт покоя и постоянно нахожусь в ситуации, удачно описанной Анной Ахматовой: А вот ещё: тайное бродит вокруг …

гранится, меняется, вьётся,

а в руки живым не даётся.

Однако живу надеждой на то, что человечество всё-таки образумится и сумеет вернуться на путь Духовного развития, ибо его спасение заключается только в этом и тогда, быть может, и я буду помянут, как писал Тарас Шевченко: «Нэ злым, тыхым словом».

Зла же, выпавшего на мою долю, с избытком хватило бы на целый полк.

Avilov_enl

Краткая автобиография

Для сайта DSC_0095

Я — Вылегжанин Владимир Яковлевич родился 23 сентября 1941 года  в г. Кирове. Русский.

По окончании школы поступил в Московский институт тонкой химической технологии им. Ломоносова. После четвёртого курса забрал документы и поступил на режиссёрский факультет театрального училища имени Щукина (ВУЗ). С третьего курса из-за идейного конфликта с преподавателем по специальности ушёл с факультета. Работал инженером по технике безопасности на химическом факультете МГУ. Играл в Студенческом Театре МГУ. Ставил учебные постановки пьес в студии при театре.

После выхода на пенсию меня заняла литература. Напечатана небольшим тиражом повесть «Избранница». Роман «Сыны древних Богов» в конце 2012 года был издан и начинает продаваться в 2013 году.

Женат. Имею дочь и внучку.

Сыны_богов расс

Автобиография

san222Родился я 11 апреля 1954 года в Москве, на площади Белорусского вокзала, в доме, где жили известные лётчики и самолётостроители. Приёмный отец моей мамы, С.А. Кочеригин, в квартире которого мы с родителями тогда оказались, был одним из первых русских летчиков-испытателей, а впоследствии известным авиаконструктором, близким сотрудником Ильюшина. Отец мой, Никита Борисович Севастьянов, демобилизовавшийся осенью 1945 года (его последний фронт – взятие Будапешта) полным сиротой. Его отец, белогвардейский офицер, вернувшийся в 1922 г. из Константинополя в Россию, был расстрелян по ложному доносу в 1931 г. (реабилитирован уже на моей памяти), а мать, капитан медицинской службы, погибла на фронте в 1943 г. Всё имущество отца составляла прожженная у фронтового костерка шинель; первые годы совместной жизни они с мамой снимали углы по всей Москве. Круглый отличник (Сталинский стипендиат), отец сразу поступил в аспирантуру Мосрыбвтуза и незадолго до моего рождения стал кандидатом наук. Моя мама, Анна Александровна, урожденная Куликова, педагог божьей милостью, преподавала английский язык в МГИМО. Но своего жилья не было, поэтому, когда в 1959 году отцу предложили переехать с институтом в Калининград и возглавить там кафедру, он согласился. В апреле 1945 года он брал штурмом Кенигсберг и охотно поехал в этот, с его участием отвоеванный, край – Восточную Пруссию. Там он, учёный с мировым именем, и работал до конца жизни; сегодня в Калининграде есть улица Профессора Севастьянова.

У меня с детства очень цепкая память: я помню, как меня клали на медицинские весы, как с улицы вывозили на балкон в коляске досыпать, как мама кормила меня грудью. Она много пела мне русских песен, колыбельных, напевала романсы и даже оперные арии, старалась развить мой слух и вкус к родной мелодике. Много читала мне вслух, особенно русские сказки, Пушкина, вообще стихи. В возрасте четырёх-пяти лет водила меня в Третьяковскую галерею (особенно запомнились с первого же раза «Ночь на Днепре» Куинджи, «Вечер после побоища Игоря Святославича с половцами» Васнецова, «Двери Тамерлана» и «Апофеоз войны» Верещагина»). Ранняя прививка русской культуры сыграла большую роль в моей жизни.
Калининградская область – удивительный, во многих отношениях заповедный и волшебный край с пронзительно прекрасной природой, где повсюду встречаются романтические следы бывших цивилизаций – германской и славянской (собственно прусской). Это моя Малая Родина, очень любимая и навеки памятная, которую я всю обошел когда-то с фотоаппаратом в поисках архитектурных памятников средневековой орденской готики. Но ничего русского в крае не было, кроме русских людей, составляющих там 80% населения: ни архитектуры, ни церквей, ни памятников истории и культуры. Интеллигентское сообщество столицы края было интернациональным, что воспринималось как нечто само собой разумеющееся, ведь все были приезжими, неместными, «иммигрантами». Приезжая в Москву к бабушке (на деле она была теткой моего родного деда, удочерившей мою мать, когда тот женился вторично) на школьные каникулы, я отчасти отстранённо, но зато весьма остро – по контрасту – воспринимал все русские эстетические и культурно-бытовые приметы главного города русского народа. Тогда он еще казался именно таким, всецело русским, даже подчеркнуто русским городом. Я помню Москву очень русской и хочу, чтобы моим детям и внукам она вновь вернулась такой.

Всё познается в сравнении. В Москве я попадал в среду старой (в прямом и переносном смысле), этнически и духовно исключительно русской интеллигенции. Мои многочисленные прямые и двоюродные деды и бабки были инженерами, врачами, госслужащими прежней, дореволюционной закваски; многие воевали – кое-кто не только во Вторую мировую, но и в Первую, и в Финскую, имели офицерские чины, награды. Но память счастливого досоветского детства и юности, как и память страшных большевистских лет, когда вокруг погибали все и всё, что было им дорого, витала в разговорах, передавалась и мне. Сочетание непоказного огромного патриотизма и откровенно антисоветского духа было органичным, естественным для моей родни. Я неосознанно учился чувствовать, что Россия – это нечто гораздо большее, более вечное, интересное и драгоценное, чем её советская политическая модификация.
Родственников по линии отца было меньше, а конкретно Севастьяновых не сохранилось вообще. Отец пытался разыскать братьев деда Бориса, но старший погиб в Германскую, а младшие, как он выяснил, не решились, имея перед глазами страшный пример брата, заводить семьи и умерли бездетными. Большой и жизнелюбивый клан донских казаков Забугиных, к которому принадлежала моя погибшая на фронте бабка, принимал нас весело и с любовью. Там тоже были инженеры и врачи, в том числе фронтовые.
Жизнь в Калининграде неожиданно обернулась бедой: в 1968 году отец ушёл в другую семью. Это сопровождалось настолько трагическими обстоятельствами, что отравило мою жизнь на долгие годы. Мама тяжело болела, переходя из больницы в больницу. При живых родителях я в 13 лет остался сиротой, фактически без присмотра. Отцу я запретил появляться в доме, отношения прервал. Спустя много лет, жестоко наказанный судьбой, отец вернулся в нашу семью, к матери, когда у меня самого уж было двое детей… Этих лет, с их горечью, никак не зачеркнуть, ничем не восстановить. Я, мальчишка, перешедший сразу из детства, минуя юность, к взрослой жизни, не мог понять: за что мне эта кара. Теперь только понимаю: я авансом платил за своё будущее семейное счастье, за раннее постижение незыблемых истинных ценностей жизни, среди которых семья и дети – на первом месте. Жестокий урок, но, быть может, необходимый в наше безнравственное время с его расшатанными устоями.

Драма состояла ещё и в том, что если не считать этой трагической ошибки (временного помрачения), отец заслуживал как человек, гражданин и учёный величайшего уважения и любви. И всегда пользовался в обществе таковыми. Он был человеком исключительным во многих отношениях; отлично рисовал, писал хорошие стихи, как, кстати, и его отец, был умён и широко образован, любознателен, мог быть душой компании, притом был совершенным трудоголиком. На фронте он вступил в компартию и был не только кристально чистым и порядочным, но и искренним по своим коммунистическим убеждениям человеком. Выросший «в людях» (отец убит, мать по нескольку суток дежурила в больнице, чтобы прокормить себя и сына, а он всю жизнь помнил каждый день детства, когда бывал сыт), он не раз говаривал: «Всё зло в мире – от слова “моё”!», «Мне ничего не нужно, кроме письменного стола и чистой рубахи, только не мешайте работать!». И даже ещё жёстче: «Я ненавижу собственность!» Он так и жил, в полном соответствии с убеждениями, скромно, полным бессребреником, не наживя никакого имущества, кроме нужных для работы книг (под конец жизни ему как фронтовику выдали «Москвич», но он уже практически не ездил на нём). Мы жестоко спорили с ним, я считал и считаю коммунистическую доктрину насквозь фальшивой, ложной, игнорирующей и неверно трактующей самую природу человека и общества. Но именно благодаря личному примеру отца я понимаю, что, хотя коммунизм как доктрина – ложь, однако сами коммунисты могут быть отличными людьми…

Я сполна хватил преждевременной «взрослости»: в 13 лет – первая сигарета, в 14 лет – первая женщина, в 15 – первый стакан чистого спирта. К счастью, со временем курить бросил, а к спиртному не пристрастился. После восьмого класса, чтобы чуть облегчить матери бремя забот и заодно «познакомиться с народом» (я начитался тогда социалистов Фурье и Сен-Симона), по чужому паспорту работал разнорабочим в городке Немане: крыл крыши черепицей, ставил и штукатурил стены, пособлял маляру и плотнику. Заработал себе на ботинки и первый в жизни костюм. После девятого класса – а я был здоровенный малый, сильный, физически развитый – подрабатывал в Калининградском торговом порту на разгрузке мешков с кубинским сахаром… Правда, к десятому классу у меня уже был другой источник заработка: я был страстным (мне даже снились белые шары на зелёном поле) и одарённым игроком на бильярде. Взрослые дяди охотно вставали играть со мной, рассчитывая слегка нажиться на самонадеянном мальчишке, а уходили с пустыми карманами. В 16-17 лет я уже ездил играть в Ригу, Вильнюс, Ленинград. Деньги не были для меня проблемой. Впоследствии, женившись в первый раз сдуру в 18 лет и выполняя требование жены, я бросил игру и потом уже не мог восстановить однажды данный дар. Однако люблю бильярд по-прежнему, играю при любой возможности. Изумительный спорт, честный и невероятно красивый! Никакой иной меня никогда не прельщал, если не считать умной игры – преферанса, которому я принципиально учу всех своих детей. Иногда играю в рулетку, только с целью выиграть. Выигрываю, но не помногу.

В 1972 году мы с мамой вернулись в Москву, я перевёлся на заочное отделение филологического факультета МГУ. Пошёл работать: первая должность была – проводник лифта научной библиотеки МГУ. С собой из Калининграда вывез невесту. Отец её был русский инженер-путеец, но мать была еврейкой. Я тогда совершенно не придавал этому значения. И только прожив в этом неудачном (к счастью, бездетном) браке пять лет, близко насмотревшись на практически исключительно еврейское окружение жены, я научился отлично разбираться в особенностях национальной психологии евреев и в тонкостях русско-еврейской принципиальной несовместимости. Всем бы нашим патриотам столь жёсткую школу – избежали бы многих ложных шагов, избавились бы от массы иллюзий! А кое-чему полезному и научились бы.

За годы неудачного сожительства я настолько хорошо понял, каким не должен быть брак и какой не должна быть жена, что когда познакомился со своей Люсей, тогда 18-летней, только окончивший Театрально-художественный техникум русской девочкой, которая была во всём полной противоположностью моей супруге, я не раздумывая бежал из дома. За безрассудство первого брака мне пришлось расплатиться родовой квартирой на улице Горького: дёшево отделался!
Вот уже более тридцати лет мы с Люсей вместе, это счастливый союз, который, собственно, сделал всю мою жизнь. Моя жена – надёжная опора, разделяющая мои взгляды на жизнь и политику. Благодаря ей, её неустанным заботам о доме, о детях, у меня развязаны руки. Мы сознательно культивируем именно русскую семью, поддерживаем в ней русский дух, русскую культурную атмосферу, какой я успел набраться у старшего поколения предков и друзей. У нас шестеро детей и трое внуков. Пятикомнатная государственная квартира (получили четырёхкомнатную как многодетные в 1985 году, потом обменяли). Старший сын – адвокат, погиб при невыясненных обстоятельствах, у него остались вдова и сын. Старшая дочь – художник по ткани, замужем за офицером, у них сын и дочь, живут, увы, далеко от Москвы. Средний сын – архитектор, средняя дочь – художник, дизайнер широкого профиля, замужем за бизнесменом. Двое младших детей пока живут с нами, младший сын – ещё школьник. Сынишка на год старше старшего внука…

Все они любят друг друга, заботятся, помогают друг другу, живут дружно. Мы всегда объясняли им, что в мире нет никого ближе, нет надёжней опоры, чем свои, семейные. Мама моя, к счастью, жива, сохраняет ясный ум, высокую душу, доброе сердце. Съезжаться с нами не хочет, ценит самостоятельность в свои 87 лет! Ещё и внукам помогает, и с правнуками английским занимается… А в нашем доме много лет жили, сменяя одна другую, собаки; сейчас собираемся взять кошку.
Я много раз в жизни менял работу, искал каждый раз только такую, которая позволяла бы развиваться, учиться, узнавать новое, творить. Одно время мечтал о карьере кинорежиссёра, но женитьба на Люсе сделала это невозможным: кино и семья плохо совместимы. С тех пор никакой карьеры не делал принципиально, предпочитая создавать своё: статьи, книги. В аспирантуре учился заочно, чтобы не вступать в КПСС, отработал тогда 3,5 года дежурным слесарем по вентиляции… Сейчас состою в ряде творческих союзов. Богатства не нажил (нет ни дачи, ни машины).

В доме – кое-какая библиотека, которую собираю всю жизнь. К сожалению, дети читают мало: то ли времени совсем не хватает, то ли вообще поколение такое. А вот мы всегда были книжными людьми.
Есть несколько хороших семиструнных гитар. Это исключительно русский инструмент; он совершенно забыт, вытеснен шестистрункой, его не преподают больше в России. Мы, семиструнщики, редки, как мамонты, да ещё и белые. А у меня немалый репертуар русских песен и романсов (был даже записан диск «Любимые романсы», разошёлся по рукам). Теперь уже лишь изредка пою в дружеском кругу.

Свободного времени нет вообще, но если таковое, все же, выдаётся, играю с детьми, хожу по музеям (моя страсть и мой интерес как искусствоведа – графика, керамика, холодное оружие). Любимое место отдыха – Крым, русская святыня.
Близких друзей в Москве мало. Мое счастье и горе в том, что я всегда дружил с людьми, которые были намного старше меня; я всех их уже проводил в последний путь. А новые друзья не так-то легко заводятся, когда тебе самому за пятьдесят. Но в последние годы у нас сложился необыкновенный кружок из замечательных людей. Вначале он возник на почве общих политических идей, истового русского национализма, но люди оказались настолько отборными – умными, образованными, содержательными, порядочными, что между нами из-за взаимного уважения и симпатии завязались дружеские, теплые отношения. Я надеюсь, что это навсегда…

 

Chegootnas-B

PN3_k1.cdr

А.Н. СЕВАСТЬЯНОВ_кр4

Краткая биография

sinyavin для сайтаСИНЯВИН ИГОРЬ ИВАНОВИЧ родился 10 октября 1937 года. Русский. Жена русская, трое детей. Подвергался давлению КГБ за участие в организации выставок неофициального искусства и издание самиздатовского журнала. В 1976 г. эмигрировал. До 1987 года проживал в США. С 1987 – в Москве. Ни в каких партиях и организациях не состоял.

В 1965-76 – публикации в самиздате, участие в художественных выставках.

В 1976-87 – опубликовал около 30 статей в различных эмигрантских журналах.

В 1991 – книга «Глас».

В 1996 – первое издание «Стези Правды», сразу же вызвавшей у русского читателя неподдельный интерес и искреннюю признательность.

Скоропостижно скончался 15 февраля 2000 года в Нью-Йорке…

Перестало биться сердце неутомимого Борца, Русского Патриота, бесстрашного писателя и художника, отдававшего все свои силы на Дело Русской Идеи, во имя будущего России и Русского Народа.

Но никогда не умрут его бесценные работы, открывающие людям глаза на суровую правду и показывающие путь к Победе.

 

Автор книги «Стезя Правды»

stez3

Биография

БыковВладимир Фёдорович Быков родился в 1937 году в Борисовском районе Минской области. После получения высшего юридического образования 16 лет работал в следственной службе органов прокуратуры. С должности заместителя Минского городского прокурора в 1975 году перешёл в систему МВД – возглавил следственный отдел столичного управления внутренних дел. В 1979 году стал заместителем начальника этого УВД. В 1981-83 годах служил в Афганистане руководителем советнической группы при командовании царандоя (милиции) провинции Парван. После возвращения на родину работал заместителем начальника следственного управления МВД республики, заместителем начальника УВД Минска; заместителем министра внутренних дел БССР и одновременно начальником следственного управления МВД. В 1986 году участвовал в ликвидации последствий чернобыльской катастрофы.
Имеет государственные награды Союза ССР, Республики Беларусь, Демократической Республики Афганистан, в том числе орден «Красная Звезда», почётное звание «Заслуженный юрист Белорусской ССР», афганский орден «Дружба народов». Предлагаемые записки В.Ф. Быкова – его воспоминания об афганских событиях.

Автор книги «Под Баграмом»

Обложка Под Баграмом_1Б

Автобиография

Иванов Ю ГИванов Юрий Геннадьевич

Родился 13 сентября 1952 года в с. Бурное Джувалинского р-на Джамбульской области Казахской ССР в семье служащих, русский. Отец, Иванов Геннадий Иванович, 1928 года рождения, русский, работал в Самарском государственном педуниверситете, доцент, зав. кафедрой валеологии. Моя мать, Иванова Евгения Леонтьевна, 1930 года рождения, украинка, сейчас на пенсии. Брат Константин 1955 года рождения, работает в строительной фирме г. Самары.

В 1968 г. переехал жить в Куйбышев, где окончил СШ № 76. В 1969 году поступил в Куйбышевский авиационный институт. С 1976 по 1980 год работал на Куйбышевском моторостроительном производственном объединении мастером и начальником участка. С 1981 по 1985 год работал в НИИ технологии машиностроения. С 1985 по 1988 год работал старшим научным сотрудником Куйбышевского пединститута, в Научно-исследовательской лаборатории «Здоровье». Продолжаю работать там старшим преподавателем кафедры валеологии.

В 1988 году приехал в с. Ореховка Луганской области.

Работал руководителем Научно-внедренческого центра «Здоровье». С 1997 года работаю руководителем Гуманитарного центра Ивановых.

Женат, имею двоих детей. Жена – Иванова Антонина Андреевна, 1947 года рождения, украинка. Дочери – Татьяна, 1978 г.р. и Елена – 1984 г.р. от первого брака.

Член Коммунистической партии (КПСС-КПУ) с 1978 года.

 

Автор книг в серии «Система Порфирия Иванова»: «Идея Жизни»

Ivanov Ideya

«Учитель и Ученик»

Учитель и Ученик

«Русская эволюция»

Russkaya evolyutsiya

«Закалите свои сердца»

Обложка

«Если ты Русский, проживи день в Победе!»

ПРОЖИВИ_1

«Бог родился в России»

Бог родился в России_1Б

Биография

OLYMPUS DIGITAL CAMERAЛОБАНОВ ВЛАДИМИР ИВАНОВИЧ

Родился 1 марта 1940 года в г. Осташкове Калининской обл. РУССКИЙ.

В 1947 г. поступил в среднюю школу № 63 г. Осташкова. Был отличником, пионером, комсомольцем.

В 1960 г. с отличием окончил теплотехническое отделение Осташковского механического техникума.

1960-63 гг. – служба в Советской Армии (группа глубинной разведки, спецназ). Был отличником Советской Армии, старшим разведчиком.

В 1963 г. поступил в Ивановский энергетический институт, который окончил в 1968 г. по специальности инженер по автоматизации теплоэнергетических процессов. Ленинский стипендиат, диплом с отличием.

1972-73 гг. – обучение в аспирантуре ВТИ им. Дзержинского (г. Москва).

1973-79 гг. – работал ведущим инженером НИИРТА (НПО «Импульс») по созданию систем управления оборонного назначения.

1979-95 гг. – возглавлял отдел 450 ЦНИИ «Циклон», головной институт МЭП СССР.

1995-98 гг. – возглавлял (по конкурсу) отдел автоматики в фирме «РоссЭко».

1998-2000 гг. – работал в НПО «Химавтоматика» в должности главного специалиста по микроэлектронике.

С 2000 по 2001 гг. – работал в ОАО «Импульс» над созданием систем управления оборонного назначения (КПА-БАНКОР, БСК-Контейнер, КПА-БСК).

С 2001 по 2004 гг. – работал главным специалистом на НПП «Редан» (ГНПП «Регион) по разработке цифровых систем управления оборонного назначения.

С 2004 по 2007 гг. – работал главным специалистом в разрабатывающим подразделении НИИ ДАР.

С 2007 по 2012 гг. – был ведущим научным сотрудником ФГУП ЦНИИ «Комета». Разрабатывал цифровые системы управления оборонного характера.

В настоящее время – пенсионер.

Американский Биографический институт избрал В.И.Лобанова Человеком года-2011 за работы в области математической логики.

Является изобретателем, трижды лауреатом премии ВДНХ, награждён медалью «Ветеран труда».

Кандидат технических наук.

 

Автор книги «Русская логика – это очень просто»

Лобанов11

«Русская вероятностная логика»

РВЛ

«Русская логика в информатике»

«Русская логика – индикатор интеллекта»

РЛИИ_1

 

Обложка

Биография

КозловКОЗЛОВ ВИКТОР ИВАНОВИЧ

Родился 21 марта 1924 года в г. Егорьевске Московской области в семье старообрядцев. РУССКИЙ.

Учился в Егорьевске в Станкостроительном техникуме, который закончил в 1941 году.

В 1942 году, после окончания сержантской школы 15-го запасного артиллерийского полка, был призван в Красную Армию. Воевал в составе Второго Белорусского фронта. Был тяжело ранен подо Ржевом. Закончил войну ст. сержантом в мае 1945 года в Германии, около г. Штеттин. За боевые заслуги награждён многочисленными орденами и медалями, в т.ч. Орденом Славы.

В 1945 году поступил в Московский институт инженеров геодезии, аэрофотосъёмки и картографии (МИИГАиК), который закончил в 1950 году с отличием.

С 1950 по 1953 гг. работал в системе атомной промышленности СССР.

С 1953 по 2004 гг. непрерывно работал в Институте этнографии (позднее Институте этнологии и антропологии) им. Н.Н.Миклухо-Маклая АН СССР (позднее – РАН), где в 1960 году защитил учёную степень кандидата исторических наук, а в 1969 – доктора исторических наук.

С 1972 года – профессор этнографии.

В 1981 году – лауреат Государственной премии СССР по науке («Этнические процессы в СССР»).

Опубликовал 7 монографий и свыше 400 научных статей в СССР (России) и за рубежом.

В Коммунистическую партию не вступил по принципиальным соображениям.

 

Автор книги «Евреи в России-СССР»

Обложка

«История трагедии Русского Народа»

Tragidiya Russkogo haroda_obl1

Биография

Shilov1ШИЛОВ Юрий Алексеевич

родился в 1949 г. в с. Обиточное Приморского р-на Запорожской обл. Происходит из крестьянских семей Шило и Сиващенко, предки которых были казаками-задунайцами, что по возвращении в Запорожье в 1828 г. стали соучредителями села Денисовка-Обиточное.

Среднюю школу закончил 1966 г. в г. Приморск. В 1972 г. завершил обучение на историческом факультете Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, в 1977 г. – в аспирантуре при киевском Институте археологии АН УССР. Работал там в 1971-1998 гг. и был уволен «за прогулы» (фактически – за публикации, которые противоречили интересам правительства Украины и руководству Национальной Академии наук).

В 1996-1998 гг. возглавлял научно-культурологический отдел Российского Общенародного Движения (г. Москва). В 1999-2002 гг. – заведующий отделом древней истории общественного Международного Института соционики (Киев). С 2001 г. преподаватель, а с 2006 г. заведующий кафедрой украиноведения Украинского Военно-Казачьего института (с 2008 г. – Института социальных наук и самоуправления) Межрегиональной Академии управления персоналом (МАУП). Кандидат исторических наук. Докторскую диссертацию должен был защищать по монографии «Прародина Ариев» – украиноязычный вариант которой исчез в издательстве, а русскоязычный был арестован сразу после публикации.

Академик (Православной Русской Академии, Украинской Академии оригинальных идей, New York Academy of Sciences), председатель исторической секции Всеславянского Собора (союза общественных организаций славянских стран), зав. отделом Славянской археологии и древней истории ПРА, профессор ПРА и МАУП. Член Союзов писателей Украины и России. Генерал Азово-Черноморского Казачьего войска.

Автор сотен публикаций. Издал около 30 книг – научных, научно-популярных, публицистических, художественных. По сценариям Ю.А. Шилова снято несколько фильмов. Наиболее известны: «Переправы» (телестудия «Радуга», г. Светловодск, 1998), «Дорогами Велесовой книги» (телестудия «Нестор», режиссёр Р.В. Гринченко, 2001), 7-серийные «Воспоминания о прошлом» (Телеканал «Культура», реж. Ю.А. Омельчук, 2004). 2-серийный научно-публицистический фильм «К Рождеству, до Потопа» (реж. Д.И. Богданов, 2000) руководство «Киевнаучфильма» положило на полку… Соучредитель частного музея «Аратта – Украина» в с. Триполье под Киевом.

Будучи археологом, Ю.А. Шилов исследовал в степях Украины около 150 курганов-могил. Открыл в них истоки араттской, арийской, славянской сообществ и созданной ими Ведической культуры. Это заставило пересмотреть проблемы основ и перспектив цивилизации. Теперь её начало рассматривается не с рабовладельческого Шумера (Месопотамия, около 3100-2316 гг. до н.э.), а с общинной Аратты (Дунайско-Днепровский регион, 7000-6200 гг. до н.э.). Разработал новую теорию истории человечества (НТИ) и соответствующее богопонимание.

За свои открытия Юрий Алексеевич Шилов удостоен прижизненных памятника в г. Комсомольск Кременчугского р-на Полтавской обл. (2005, скульптор М.П. Стахов) и монумента в г. Днепропетровск (2006, художник-монументалист В.М. Прус).

 

Автор книги «Прародина ариев»

Шилов_1t8

«Пращуры»

Шилов. Пращуры